Часть 1. Антон Носик (блогер, медиа-директор SUP Media)

— Как вы пришли в технологический бизнес?

— Сначала я получил высшее медицинское образование. Потом появились компьютеры, не было никакого интернета, но понятно было, что это самое крутое, что было когда-либо изобретено. И вот с 1987 года я занимаюсь эксплуатацией компьютеров. Сначала занимался их локализацией, затем текстовыми редакторами, потому что мне было интересно писать так, чтоб не в одном экземпляре и не под копирку. Это гуманитарные технологии, нельзя быть журналистом и не быть в толще этого всего.

— Какие из ваших проектов не оправдали надежд, а какие можете назвать успешными?
— Нетоскоп не оправдал, к сожалению — это совместный проект Лебедева, Яндекса и мой. WhoYOUgle пока не реализовал весь свой потенциал. MosNews не состоялся. А самые удачные это Помоги.Орг и Лента.ру.



— Какие ключевые аспекты становления Ленты.ру вы могли бы выделить?

— Ленту.ру надо было создавать так, чтобы не только моего отъезда из Москвы никто не заметил, но и не заметил моего ухода с постов генерального директора и главного редактора. На сегодняшний день генеральным директором является Юлия Миндер, которая фактически занималась этими обязанностями с 1999 года, а главным редактором Ленты.ру является Галина Тимченко, которая исполняла эти обязанности с 1995 года.

Ленту.ру надо было построить так, чтобы люди, которые пишут новости никогда бы не захотели, чтобы под этими новостями стояла их фамилия. Они не захотели этого в 1999, им все равно и сегодня.
Ленту.ру надо было сделать так, чтобы при появлении ее сотрудника на пресс-конференции на него набрасывались представители конкурирующих СМИ и рвали его на куски. Он не возвращается в редакцию с этой пресс-конференции, потому что ему положили зарплату в 5 раз больше в РБК, в Коммерсанте, в Ведомостях. Строчка в резюме, что ты работал в Ленте.ру заменяет строчку о том, что ты был заведующим бюро Assosiated press и шеф-корреспондентом Reuters.

Ленту.ру надо было строить так, чтобы ее производство стоило три копейки. Меня Сергей Анатольевич Васильев вызывал каждый день все то время, пока Рамблер находился в мошеннической инвест-фазе и просил написать план развития Ленты.ру. Он говорил, что развитие — это 1000 кв. м площади, 300 человек штат, миллион долларов бюджет на покупку прав материалов Reuters и AP. Я говорил, что ничего подобного: Лента.ру стоит 30 тысяч долларов в месяц. Сейчас она столько не зарабатывает, но будет. Вы пока теряете на ней 15 тысяч в месяц, зачем вам терять миллионы? Он отвечал, что, инвестиции нужны, поскольку, чтобы продать ее за 100 миллионов надо показать, что мы потеряли хотя бы 10.

В итоге все рухнуло, пришлось из Рамблера выгнать две трети сотрудников, из роскошного особняка переехать в заводской цех, акционерам — съесть друг друга от голода и ненависти. А Лента.ру как стоила тридцатник, так и продолжает стоить, только теперь она зарабатывает миллионы. Вот это правильно организованный бизнес. Если бы я написал план развития, то Лента.ру вылетела бы в трубу еще в 2001 году, как многие проинвестированные тогда стартапы, тратившие десятки миллионов долларов на рекламу в перерыве американского супербоула. Поэтому сегодня никто не готов продать Ленту.ру за сумму в сто раз превышающую вложенную в нее — через год она будет стоить больше, а через 10 лет еще больше.

У людей, которые ею владеют, много волос поседело из-за того, что Ленту.ру читает президент Медведев: их все время вызывают в Кремль, их все время ругают и пытаются сказать, что писать. Вот такую Ленту.ру я создал и этим горжусь, это мой самый успешный коммерческий проект, в то время, как Помоги.Орг — самый успешный некоммерческий.

— Что вы вынесли из своих неудач?

— Из неудач я научился тому, что людей на рынке не так много, сколько бы мне хотелось — на всех позициях нужны квалифицированные исполнители, которые лучше меня в своей парафии. Нельзя все делать самому, надо уметь делегировать. Если некому делегировать, то лучше не браться.

— Какие самую типичную ошибку предпринимателей вы могли бы выделить?
— Подражание. Попытки делать не то, в чем ты силен, а то, на чем другие заработали много денег. Вот, например, Google+ – проект, который тупо пытается копировать Facebook. Самая большая их ошибка в том, что у них за стенкой сидит создатель ЖЖ Брэд Фицпатрик, который съел собаку на всем том, чем они не умеют заниматься, но они все время забывают к нему постучаться. А он смотрит в изумлении на Google+ и думает: ну почему же они наступают на те же грабли, что и я в 1999-2001 годах? Почему не придут и не спросят, как эти проблемы решаются?

И почему надо пытаться клонировать Facebook, когда их сильная сторона – маркетинг через университеты? Это то, чем Google+ не пытался заниматься. Он продвигается через поиск, через Picasa, через кнопки плюсования сторонних ресурсов, а не через устоявшиеся социальные среды. А там потенциальная аудитория. Они скорее каннибализируют сам Google, чем помогают Google+. Они угробили Picasa, угробили Blogger вместо того, чтобы помочь Google+.

— Что вы думаете по поводу того, что многие просто делают copycat успешного стартапа?

— Я думаю, это их проблемы. Люди, которые не понимают, что надо делать то, в чем силен ты, а пытаются делать то, в чем силен кто-то другой, свою жизнь, свое время и свой потенциальный успех отнесли на помойку своими руками. Самая большая ошибка – это обезьянничать, потому что человек один раз от обезьяны уже произошел, и повторять чужие телодвижения вместо того, чтобы делать свое — возвращение в состояние обезьяны. Марк Цукерберг никого не клонировал, Яндекс никого не клонировал. Яндекс.Деньги — это не клон Google Checkout, они появились на пять лет раньше. А вот Яндекс.Почта является клоном Gmail, поэтому она неуспешна.

— А ВКонтакте?
— ВКонтакте являлся эмуляцией сильных сторон Facebook, потому что у Павла Дурова было свое видение, в какую сторону его надо развивать. У Цукерберга другое видение, потому сегодня ВКонтакте является крупнейшей в мире платформой для проигрывания музыки и видео, а Facebook развивается в другом направлении. Это очень успешные проекты с разной судьбой, у истоков одного из них был клонирован другой, но это закончилось в 2009 году. Сегодня к Дурову приходят ФСБ, Дурова зовут в прокуратуру на допрос, а он об этом пишет в Twitter. Когда эти люди приходят к Facebook, мы ничего об этом не узнаём.

Да, ВКонтакте хочет пойти на IPO. На сегодняшний день, к сожалению, у него есть акционер под названием Mail.ru Group который его туда не пускает. Но рано или поздно Павел Дуров победит и пойдет на IPO.

— Но ведь некоторые из делающих copycat’ы успешны, взять тот же Darberry…
— Это не была угроза, Groupon просто не пришлось потеть, создавать себе в России клона — этим вместо них занялись известные нам люди Масолова, Шендерович для того, чтобы за 3 копейки продать, распихать себе по карманам миллионы и прославиться как успешные предприниматели.

В основе клонирования – дальше либо ты идешь своим путем, либо ты продолжаешь клонировать, тогда тебе писец. Павла Дурова не спросят, почему он не был Цукербергом. Его спросят, почему он не был Павлом Дуровым. А он был Павлом Дуровым, поэтому его не спросят, у него все хорошо. А у человека, который хотел быть клоном, все плохо, мы даже его фамилии не знаем, чтобы обсуждать.

 

Читать далее…

 

Поделиться