d2owUmun30M

«SoundCloud — это место, где Snoop Dogg открывает для себя вокалиста из Польши» — Дэвид Ноэль (community evangelist SoundCloud)

SoundCloud по праву считается одним из самых успешных музыкальных сервисов в мире. Его часто приводят как пример глобально успешной компании, появившейся не в Силиконовой Долине, а в Европе.

SoundCloud чрезвычайно известен в среде музыкантов. Даже более, чем в среде слушателей. Как оказалось, еще одно принципиальное отличие этой компании в том, что почти с самого начала ростом и работой с сообществом занимался специальный человек — community evangelist Дэйв Ноэль.

С Дэйвом мы встретились в ходе конференции Pioneers Festival и разузнали, как ему удалось вырастить базу пользователей со 100 тыс. в месяц до 250 млн.

 

- Что такое community evangelist [далее - евангелист]? Как Вы получили эту работу?

— Это никогда не было моей целью. Я и не думал о том, что хочу быть именно евангелистом. В какой-то момент я встретил Алекса и Эрика (сооснователей), когда они еще только запускали SoundCloud. Мы стали друзьями. Я наблюдал за тем, как они создавали компанию. Мне захотелось поучаствовать в проекте, потому что я действительно верил в этих ребят, как в лидеров, способных создать продукт, который будут любить люди. Так что было три причины:

1) Люди.
2) Продукт.
3) Потенциал.

В ходе развития компании они приняли решение нанять евангелиста. Я не был уверен, что подхожу на эту роль, но взглянув на необходимые личностные характеристики и список обязанностей, понял, что вполне подхожу. В результате у меня есть должность, на которой я хорош.

Евангелизм — это умение быть естественным лидером сообщества людей, это настоящая забота о людях, умение быть чутким к их проблемам. Я подошел по этим критериям и начал разворачивать и поддерживать сообщество. Так что то, что я получил эту работу — на самом деле, случайность.

- Насколько я помню термин “евангелист” придумал Гай Кавасаки. В его интерпретации евангелист — это человек, который несет людям идею компании (или продукта) и собственный опыт использования. Но он на этом ничего не зарабатывает.
— Людей, для которых евангелизм является полноценной работой, и которые получают за это деньги, очень мало. Кавасаки был таким человеком в Apple, Роберт Скоббл является таковым в Rackspace.

Это очень интересная должность, поскольку в начале своего пути в стартапах роли четко не определяются. Люди вынуждены делать все и сразу. Нужно постоянно менять обстановку. Какой будет дизайн продукта? Как именно мы это сделаем? И внезапно, не продуктовый человек, не дизайнер может пойти и рассказать историю. Вот, что я мог сделать — я мог пойти и рассказать о продукте. Я мог рассказать о многих вещах, происходящих внутри компании, для самой разной публики вне SoundCloud.

- И Вы на этом зарабатываете?
— Да, конечно. Это моя работа.

- Когда Вы пришли в SoundCloud, там было около 100,000 пользователей. В ходе Вашей работы, это число увеличилось до феноменальных 200 млн.. Как Вам это удалось?
— Сегодня у нас 250 млн. пользователей в месяц.

Чтобы это сделать, понадобилось несколько вещей. В первую очередь, нужно создать продукт, который поможет Вам расти. Для нас это было очевидным и простым. Но сделать такую простую вещь чрезвычайно сложно.

Одни из самых простых и правильных вещей, которые мы откопали в собственном сознании, были волнообразная форма подачи материала, комментарии и возможность этих социальных объектов путешествовать по сети. Успех нам принесли именно эти ключевые компоненты. Почему? Потому что это похоже на бесплатную рекламу. Что-то, что путешествует и распространяется само по себе. И что-то, чего люди ранее не видели.

  

Алекс Льюнг и Эрик Вахльфорсс, основатели SoundCloud

 

- Похоже на рекламу “из уст в уста” (mouse-to-mouse).
— Именно. Я бы даже назвал это web-to-web рекламой.

Люди видели нас на фейсбуке и говорили: “Ух-ты, что это? Это реально клевый ресурс! Это будто музыка, которую я могу увидеть! И даже почти потрогать!” И когда люди начинали реагировать подобным образом, я получал возможность вступить в разговор. Конечно же, это помогло построить сообщество.

Мы также подошли со стратегической точки зрения к тем людям, чью именно проблему мы решали, по нашему мнению. Мы искали людей в разнообразных сферах, чтобы определить целевую аудиторию, показать и предложить им решение. И они отвечали: “Да, это действительно помогает.”

Комбинация двух подходов — стратегический выбор собеседников и разнообразие возможностей, встроенных в продукт — привела нас к успеху.

- Но что конкретно Вы делали? Выступали на конференциях, писали письма, организовывали мероприятия?
— Мы организовывали мероприятия. На те, что поменьше, мы приглашали людей просто общаться друг с другом. Мы занималась бизнес девелопментом. Мы определяли целевые группы людей и проводили встречи с ними. Мы рассказывали много историй (storytelling) через разные каналы — блоги, социальные сети и т.д. Проделали много PR работы — ходили на конференции с разной спецификой, на нишевые конференции. Так что расти нам помогли продукт, работа с коммуникациями, бизнес девелопмент и работа с сообществом.

- Вы ощущали давление от конкурентов вроде Spotify или Pandora?
— Между нами нет прямой конкуренции. У нас совсем иная модель, сравнительно с другими игроками.

Наша платформа открыта для каждого. Остальные игроки — закрытые. У них есть лимит. Для нас главное — это музыка, звук.

- Но если я хочу послушать всемирно известную группу, Muse, например, я не могу этого сделать на SoundCloud, поскольку ваш ресурс больше ориентируется на малых и средних исполнителей.
— Не соглашусь с Вами. Вы можете найти малых артистов, больших артистов, аудио и музыку самого разнообразного спектра. И это происходит прямо сейчас. Одна из самых популярных звезд в данный момент — Lorde — начинала на SoundCloud. Она начинала с нуля прослушиваний. И она потрясающая! Она достигла миллиона подписчиков и миллионов прослушиваний за 9 месяцев.

Мы создали площадку не только для тех, кто уже известен. Это место, где люди могут сами себя развивать. Некоторые будут расти быстрее, некоторые не будут расти вообще. Но это нормально. У них у всех есть площадка. Так что мы будем продолжать расти и оставаться местом, где Snoop Dogg открывает для себя вокалиста из Польши. Вот какие вещи происходят на SoundCloud.

- Как Вы считаете, в каком направлении пойдет музыкальная индустрия в ближайшие годы?
— Если в процессе создания музыки вы совместите аналоговые и цифровые инструменты — это сработает. В музыкальной индустрии — то же самое. Все развивается. Я не знаю, будет ли будущее этой индустрии упираться во взаимодействие один на один с каким-то продуктом (я заплатил — я получил). Возможны и другие модели. Я оптимистично настроен касательно будущего. И вот почему…

С культурной точки зрения, музыка — это одна из самых важных вещей в мире. Люди всегда будут продолжать писать музыку и слушать ее. Наша работа — понять, как превратить это во что-то выгодное и для создателя, и для слушателя.

- Какая была наибольшая трудность у Вас лично и у компании?
— Вырасти из единственного сотрудника в отдел из 30 человек. Я занимался этим 4,5 года. Это требует совершенно разного набора навыков и концентрации. Очень сложно учиться. Нужно много времени, чтобы понять, как это работает. Это был сложный, но стоящий опыт. Это лучшее, что я делал в своей жизни.

Я присоединился к SoundCloud, когда там было 6 человек, и мы выросли до 200 сотрудников в 5 офисах. И даже быть частью этой среды — жутко интересно.

С точки зрения компании, я бы сказал, что наибольшей трудностью (это связано и с персональным опытом) был такой быстрый рост компании. Сложно постоянно убеждаться в том, что она продолжает помогать людям. Нужно удерживать культуру, нанимать правильных сотрудников. Есть масса вещей, которые нужно учитывать, когда ты так быстро растешь.

Если ты заходишь в офис с мыслью: “Черт, это же такая сложность! Не знаю, как это сделать. Надо бы найти кого-то, кто бы с этим справился.” Нет! Это вообще не о том! Мы создаем компанию из ничего, мы создаем что-то, чего вообще раньше не было! Это действительно круто.

- Но это же круто до тех пор, пока это успешно.
— Да. Ты можешь провалиться. И когда проваливаешься, многому учишься. Учишься вещам, которые никогда уже не забудешь. И это чрезвычайно ценно.

Еще одна вещь касательно сложностей — рост организации и технический рост. Наш сервис вырос из сотен тысяч пользователей до миллионов и мультимиллионов. А это очень сложно с технической точки зрения. В идеале, не нужно масштабироваться, пока не появится в этом необходимость. Но к этому нужно готовиться, потому что иначе ваш сервис в какой-то момент может просто взорваться.

- Где сейчас находятся ваши офисы?
— Штаб-квартира в Берлине. Офисы в Лондоне, Нью-Йорке и Сан-Франциско. А также инженерный офис в Софии, Болгария.

- Когда я общался с Питером Арваи из Prezi, он сказал, что у стартапов сейчас нет необходимости запускаться в Силиконовой Долине, чтобы стать успешными. Как Вы считаете, действительно ли не так важно находиться в Долине, чтобы построить успешную технологическую компанию?
— Это зависит от нескольких факторов:

1) Какой ваш рынок, и где вы планируете работать?
2) Какой ваш продукт? Для кого он, и где находятся пользователи?
3) Можете ли вы вырастить компанию? Кто вам для этого нужен?

Каждый смотрит на Долину, как на Священный Грааль. И это нормально. Но не многие из них знают, что понадобилось 70 лет, чтобы построить Силиконовую Долину. У других подобных мест сейчас не более 10 лет опыта. Посмотрите на Нью-Йорк, Лондон — там всего 10 лет развиваются инновации и предпринимательство. Есть и другие города в Европе, вроде Берлина, но у них опыт менее 5 лет. Надо просто дать им время.

Я думаю, в будущем инновации будут развиваться по всему миру. У Силиконовой Долины есть преимущество во времени и инфраструктуре. Но дайте Вене, Сингапуру, Берлину 10 лет, и вы увидите, что они построят объединенную предпринимательскую экосистему. Взгляните на финансовую экосистему — она расположена не только в Нью-Йорке, а по всему миру. Предпринимательская экосистема будет развиваться по подобному сценарию.

- Тем не менее, у вас есть офис в Сан-Франциско. Значит ли это, что, чтобы построить глобальный бизнес, обязательно присутствовать в Долине?
— Я бы не сказал, что это должен быть именно Сан-Франциско или Долина. Все зависит от целей. Если вам нужно сделать что-то, что требует уникального таланта, который представлен в одном конкретном месте, то есть смысл туда идти.

Если же вы строите B2B продукт, топ-5 клиентов которого находятся в России, ехать в Сан-Франциско не будет иметь никакого смысла.

- Каких новых опций ждать на SoundCloud?
— Мы создали продукт, который действительно хорош для создателей музыки. Они нашли в нем ценность и построили свою аудиторию. А теперь они нам говорят: “Нам нужна большая аудитория.” Я не знаю, какие именно опции мы добавим, но это будет связано с категоризацией всей музыки на SoundCloud. Мы хотим, чтобы опыт слушателей имел отдачу у создателей музыки. Мы хотим сделать поиск музыкантов максимально простым.

- А что касательно бизнес девелопмента?
— У нас модель фримиум, которая отлично работает. Мы создали новые профайлы для наших главных партнеров с улучшенным доступом к музыке, аудитории с точки зрения бренда. Так что сейчас мы работаем над новыми типами профайлов для аудитории брендов.

- А зарабатываете вы на музыкантах?
— Да. Если музыканту нужно больше дискового пространства, опций, статистики, то он может приобрести Премиум-аккаунт.

- Ваш совет предпринимателям.
— 1) Найдите реальную проблему.
2) Сконцентрируйтесь на решении.
3) Хорошо относитесь к людям.

- Можете сформулировать проблему, которую решает SoundCloud парой слов?
— При таком колоссальном количестве новой музыки в мире, создание простого и приятного опыта прослушивания, который бы объединял слушателей и создателей музыки.

 

Алекс Бондаренко

Поделиться