lflflfl

Давид Хейнемейер Ханссон «Переосмысление»

#websummit2015

 

Около 12 лет назад я стал сооснователем стартапа Basecamp. Это простой инструмент для совместной работы над проектом, который помогает людям вместе двигаться вперёд, и продаётся ежемесячно по подписке. Это забрало часть ежедневной рабочей нагрузки и сделало жизнь немного легче. Лучше так, чем пытаться организовать процесс по email, собрать кучу отдельных чатов, файлов и систем задач. Вместе с тем, это комфортный бизнес для меня и моего партнёра, как и для наших сотрудников.
Вот так.

Эта технология не стала подрывной, не ввела никого в клуб трёх запятых. Она никогда не была единорогом. Хуже того, до сих пор, после всех 12 лет, в Basecamp работает менее пятидесяти человек. У нас даже нет сателлитного офиса в Сан-Франциско!

Я знаю, о чём вы думаете. СКУУУУЧНО. Зачем я вообще слушаю этого парня? Разве это не конференция для победителей гонки стартапов? (Web Summit —прим.ред.). Таких, как те, кто уже получил сотни миллионов венчурного капитала или пытается это сделать? Чёрт, да кто в здравом уме потратил бы более десяти лет, трудясь в компании, которая даже не входит в число Eating The World™?

Я здесь, чтобы напомнить вам, что, возможно (возможно!), у вас тоже есть ноющее, тошнотворное ощущение, что, в текущей атмосфере, подрывомания — не единственный воздух, которым дышат стартапы. Жажда подорвать систему не только не исключает иные причины для создания стартапа, но и, бесспорно, ядовита для каждого в ней и в целом мире.

fififi

По-видимому, отчасти проблема в том, что сейчас никого не устраивает просто отметиться во вселенной. Нет, им непременно нужно владеть Вселенной. Недостаточно быть на рынке, нужно доминировать. Недостаточно обслуживать клиентов, нужно их захватить.

Факт, что сейчас тяжело поддерживать разговор с большинством стартапов без того, чтобы не захлебнуться в одах нетворкингу и смелости отсрочить «монетизацию», пока не найдёшь то, что  привлечёт каждого в этом долбаном мире.
В этой атмосфере значение термина «стартап» сузили до стремления к абсолютному господству в бизнесе. Превратили в одержимость единорогами и факторами их «успеха». Целое поколение людей, работающих с Интернетом и для него, очаровано перспективой превращения в мифическое существо.

Но кто вправе их обвинять? Эти сказочные идеалы укрепляются на каждом шагу.

Начнём с начала:
Люди, которые заключают много мелких пари о потенциальных единорогах, окрестили себя ангелами. Ангелы? Серьёзно? Вы отделили свою корыстную кличку от притч религии, лидер которой вышвыривал толстосумов из храма и провозгласил, что богачу сложнее пройти на небеса, чем верблюду сквозь игольное ушко. Ладно же!

«Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богачу войти в царствие небесное», — Евангелие от Матфея, гл. 19, ст. 24.

И это только первый шаг по трубопроводу. Если у вас хватит словечек, чтобы говорить о подрыве, восхищаться этими виршами о Eating the world программах и тосковать по Сан-Францисской Мекке, вы тоже продвинетесь по многоуровневой схеме инвестирования.
Ангелы — только начальный уровень святой троицы капитала стартапов. Пройдите дальше по озарённому пути, и быстро получите аудиенцию у мудрых венчурных капиталистов. Наконец, если ваша хоккейная клюшка тверда, вы попадёте на прослушивание к инвестиционным банкирам, которые оценят вашу способность сиять, пока акционеры не продадут свои части.

fofofof

Угадайте, что эти люди называют окончательным утверждением? ПРОДАЖА КОМПАНИИ. Крещение, необходимое, чтобы взойти на небеса. Тонко, не правда ли? И после того, как вы Made It™, вы переродитесь ангелом, и божественный круг замкнётся. Аллилуйя!

Вы можете подумать: “Слушай, меня это не волнует! Я ОСОБЕННЫЙ. Я отобью все преимущества колбасной фабрики единорогов и получу свой особенный рог. И кому тут не нравятся евангельско-финансовые термины? Пока мне дают деньги, я буду звать их Большим Долларовым Папочкой, если им так нравится. Всё остальное меня не касается.”

Сперва вы получите деньги от ангелов, которые не могут пропустить очередного крупного единорога. Затем — непристойную сумму от венчурных капиталистов, дабы ускорить свой путь к вершинам и убедить инвестиционных банкиров, что вы достойны быть навязанным публичному рынку или стать технологическим монстром.

fppfpf

На каждом шагу по этому сценарию у вас будут появляться новые боссы. Всё больше людей будут «руководить» тем, как выжать из вас побольше денег и поддерживать воздушный замок. Но это, разумеется, не просто руководство. Когда вы получаете деньги, в придачу с взаимным раздражением, как это обычно бывает, вы становитесь должником.

Если вы и вправду хотите стать следующим пятидесятимиллиардным Uber в ближайшие пять лет, думаю, у этой игры есть своя извращённая логика. Но вам более чем стоит потратить пять минут на переосмысление — действительно ли это то, чего вам хочется? Точнее даже, хотите ли вы изо всех сил нацелиться на это?

Не стоит принимать такое определение «успеха» только потому, что сейчас все в восторге от него. Да, этот хор звучит громко и заманчиво, но не нужно отдирать лак с поверхности, чтобы понять, что дерево под ним не так прочно, как представлялось.

Давайте посмотрим назад и увидим, насколько узко понятие успеха.

Во-первых, подумайте над вопросом: “Почему вы здесь?”

«Получите билет, чтобы присоединиться к крупнейшим мировым компаниям и потрясающим стартапам: на Web Summit собираются не только стартапы. Высшее руководство компаний-лидеров на мировом рынке соберётся здесь, чтобы оценить перспективы и познакомиться со стартапами, которые меняют свои отрасли», — приглашение на Web Summit.

Причина одна — вы хотите, чтобы вас упомянули в этом заголовке: “Крупнейшие мировые компании и потрясающие стартапы.” Другими словами, вы тоже хотели бы примерить тот рог единорога. И белый — абсолютно ваш цвет. Именно так.

Чтобы ответить на вопрос: «Почему я здесь?» — можете также понять его буквально. Почему вы ЗДЕСЬ. В Дублине, в Ирландии, в Европейском Союзе? Разве вы не знаете, что самый быстрый и, возможно, единственный путь в клуб единорогов лежит через аренду койки в оживлённой части Сан-Франциско, где аренда стоит всего $4,000 в месяц?

Занятая подрывом всего, эта часть к северу от Силиконовой Долины так и не смогла подорвать простую географию. Так если ваш ангел или венчурный капиталист не может снизить стоимость аренды офиса для джем-сейшна, стало быть, вы совсем не хороши?

На самом деле, вопрос в том, почему вы создаёте стартап. Я не верю, что большинство людей мотивирует лишь преклонение перед феноменом хоккейной клюшки. Вероятно, ослепляет желаниями, но не мотивирует. Я предлагаю вам копать глубже и изучать эти мотивации. Например, можете вдохновиться некоторыми из моих, когда я начал работу над Basecamp:

Я хотел работать для себя. В собственном ритме. Планировать собственный путь. Назвать это так, как я считал нужным, и не волноваться, что подумают об этом ребята в костюмах. Все клише о независимости звучат отлично, пока у вас не назначена встреча с членами правления, на которой вас спросят, почему вы не поднимаете больше, не гоните быстрее и не растёте со сверхзвуковой скоростью вчера?!

Вы не упустите независимость, пока не отдадите её. И когда отдадите, в смысле, появятся мастера финансов, определяющие ход ВАШЕГО НЕВЕРОЯТНОГО ПУТЕШЕСТВИЯ, она уйдёт в подавляющем большинстве случаев. Когда поезд тронулся, уже нет остановок и возможности сойти, пока вы не врежетесь в гору или доедете до станции IPO на озере ликвидности.

Я хотел создать продукт и продавать его непосредственно людям, которые бы оценили его качество. Когда вы уравниваете свои финансовые мотивации с удовлетворением клиентов, здесь обнаруживается поразительная связь. Это работа в совершенно иных категориях, чем если бы вы просто пытались привлечь их, а затем оптом продать их внимание, приватность и достоинство по самой высокой цене.

Я собираюсь приплести сюда ещё одно банальное выражение — появляется ощущение честной работы. Простой честной работы. Я создаю хороший продукт, вы платите мне хорошие деньги за него. Нам не нужны громкие слова, вроде стратегии монетизации, чтобы описать такой обмен, поскольку он так очевиден и прост, что даже мой трёхлетний сын способен понять это.

Я хотел пустить корни. Долгосрочные связи между сотрудниками, покупателями и продуктом. Чтобы ими невозможно было управлять с помощью венчурной бомбы замедленного действия, тиканье которой сообщает, что она будет обезврежена в случае десяти- или стократной прибыли. Самыми лучшими рабочими отношениями за время моей почти двадцатилетней работы в сфере Интернета были те, что продолжались дольше всего.

У Basecamp есть клиенты, которые платят нам более 11 лет! Я работаю с Джейсоном Фридом 14 лет и почти 10 — с растущей командой Basecamp.

Я постоянно вижу некрологи по такой долговечности: современное рабочее место ничего вам не должно! Все отношения быстротечны и временны. Престижно прыгать от одного к другому, чем больше, тем лучше. И я думаю: “Правда? Я не признаю этого, я не принимаю этого, нет в природе закона, который бы делал это неизбежным.”

Я гнался за лучшими предложениями и перспективами, в надежде добиться финансовой стабильности. В абстрактном, экономическом смысле, шанс в 30% заработать $3 миллиона так же велик, как и шанс в 3% заработать $30 миллионов, как и шанс в 0,3% заработать $300 миллионов. Но в конкретной ситуации вам, обычно, приходится выбирать, какой купон именно ваш?

Стратегии, позволяющие при 30% вероятности заработать $3 миллиона, часто прямо противоположны стратегиям, которые требуются для заработка в $300 миллионов при 0,3% вероятности. Невозможно за одно утро понедельника фотографировать звёзды и приземлиться на Луне.

Я хотел жить помимо работы. Хобби, семья, интеллектуальное развитие и стремления — помимо таких, как Hacker News, на что похож следующий-следующий-следующий фреймворк JavaScript, и как нам оптимизировать сайт подписки.

Я хотел работать в пределах 40 часов в неделю и чувствовать, что неделя прошла хорошо. Не думать постоянно о том, что отдал кому-то мои прекрасные двадцать и тридцать лет. Мне исполняется столько лишь раз в жизни, так что я продам их подороже как-нибудь в другой раз.

ffpfpf

Всё это означало для меня отказ от успеха в понимании Сан-Францисской экономической модели “Как стать большим” или ещё какой-либо чепухи. Мы начали Basecamp как сайд-бизнес. Терпеливо ожидая более года, пока он принесёт нам скромный доход, прежде чем полностью перейти на венчурные средства. Это значило, что мы медленно набирали клиентуру, вместо того, чтобы купить её и продать кому-то.

По общепринятой мифологии стартапов мы, возможно, никогда и не были стартапом! У нас не было планов по покорению мира, захвату рынка и клиентов. Собственно, у нас в развитии не было вех, которые традиционно отмечают. Не было инвестирования на Series A. Не было планов достичь IPO. Не было поглощений.

Наш рецепт успеха даже не включал в себя святую святых естественной монополии! Мы победили не благодаря уничтожению конкурентов. Мы не саботировали их бизнес, не переманивали сотрудников, не тратили все деньги за короткий промежуток времени… Мы процветали по принципу: «мы И мир», а не: «мы ИЛИ мир». Мы могли стать успешными, и другие тоже.

Это может прозвучать так, будто у нас не хватало амбиций. Мне нравится называть это скромностью. Реалистичностью. Достижимостью. Это спланированный эксперимент и намеренное следование, которые демонстрируют важность жизни, любви и поиска смысла за пределами финансового успеха — того, что сейчас стремительно обесценивается. На самом деле, не просто обесценивается, но и представляется многим чем-то негативным.

Я говорил со многими предпринимателями, которые пришли к успеху по стандартным правилам, прописанным в книжках для стартапов. И чем больше мы говорили, тем больше понимали, что атрибуты взрывного успеха находятся в пирамиде приоритетов Маслоу гораздо ниже тех, более эфемерных, не поддающихся исчислению, мотивов.

1-p6FyZ0td2u0IkYlXPJRuOw1

Думаю, донести то, что я хочу сказать, можно так: “В мире стартапов существует масштабный заговор! (Да, доставайте ваши шапочки из фольги, Канзас говорит: «Пока-пока!») Люди действуют в собственных интересах! В особенности те, которые вкладывают капитал и пускают его в оборот. Они рационализируют стремление к «благу общества» без капли иронии или самоанализа. Даже самые карикатурные злобные магнаты представляют, что делают «то, что лучше всего».

И сейчас, и всегда, этот корыстный интерес обнаруживается совершенно неожиданно. Например, когда вы слышите, как ангелы хвастаются: “ВЫ НЕ МОЖЕТЕ ЗНАТЬ, ЧЕЙ БИЗНЕС СТАНЕТ СЛЕДУЮЩИМ ЕДИНОРОГОМ. Поэтому наиболее мудрая тактика – играть сколько сможешь.” На мой взгляд, это потрясающее принятие их собственного ограниченного вклада в процесс. Чёрт побери, я не знаю, чья грязь пристанет к стене, так что, пожалуйста, продолжайте бросать во имя моего шестого Ролекса!!

Вся эта конференция абсолютно не показательна, когда дело доходит до мира большого бизнеса! Поэтому нам так парят мозг. У нас есть мизерное количество капиталистов, их приспешников и компаний-потребителей, которые увековечивают миф, будто вы в них нуждаетесь! Будто выход в холодный неизвестный мир бизнеса без их денег в вашем матраце — бесполезное дело.

Не слушайте! Они убедили мир, что Сан-Франциско — его главная надежда на прогресс, и если вы где-нибудь соревнуетесь с ними — это заведомо не принесёт плода. Лучше бы вы отправили своих голодных и не-очень-бедных к нашим берегам, и мы покажем им пример славы и мирового господства.

Они натренировали медиа, как послушных щенят, прославлять их дело и поклоняться их словарю. О, Series A! Таблицы капитализации! Распределение опционов!

Но, в конце концов, они всего лишь кредиторы.

Мораль, выставляемая против рычагов капитала, часто терпит поражение. Жадность — сама по себе мощный стимул, но она усиливается, когда вы передаёте её другим. приоритет на продажу? Никаких проблем! Относиться к подрядчикам, как к противным механизированным людям второго сорта, к которым нет нужды проявлять лояльность? В ПОРЯДКЕ ВЕЩЕЙ.

Подрывомания прекрасно соответствует целям этого заговора. Это лицензия на убийства. Беги и разваливай общество.

Конечно, нельзя сказать, что они — воплощение зла, но они высасывают жуткое количество внимания и света из вселенной стартапов.

Искажение усугубляется тем фактом, что у людей, создающих прибыльные компании вне сферы влияния венчурного капитала, нет особой нужды систематически рассказывать о своём успехе. С другой стороны, венчурным капиталистам требуется постоянная пиар-кампания для привлечения кадров. Они не могут довольствоваться одним выигрышем.

Презентация единорогов столь же реальна, как лицо модели на обложке журнала. Отретушированная в энной степени, тщательно подправленная, создаваемая часами.

Веб — величайшая платформа для предпринимательства из когда-либо созданных. Самые низкие пороги входа, самая высокая достижимость. Я люблю веб. Мало запретов, много целей, куча возможностей реализоваться. Не верьте в эту призрачную стену, перекрывающую доступ к деньгам. Её нет.

Обдумайте и изучите свои мотивации, откажитесь от денег, если осмелитесь, и создайте что-то полезное. Есть множество способов оставить след во вселенной.

Сдерживайте свои амбиции.

Живите долго и счастливо.

 Давид Хейнемейер Ханссон «Переосмысление»

Поделиться