roma

Роман Грищук (студия «Мамахохотала»): «Мы сейчас только сами от себя ощущаем конкуренцию»

Без преувеличения, каждый студент КПИ или же КВНщик знает Романа Грищука. Он прошел путь от школьной команды КВН до «Сборной КПИ» и, как говорится в этой тусовке, ушел в продакшн. Сейчас Роман руководит студией «Мамахохотала».

Мы решили пообщаться с Романом и узнать, как зарабатывать на юморе, есть ли в этой индустрии деньги и насколько тесно она связана с технологическим бизнесом.

- «Мамахохотала» вышла из онлайна?

Проект «Мамахохотала» частично вышел из онлайна. Изначально мы создали  канал на YouTube, на который просто так заливали ролики. Сняли  одну успешную серию – «Это так похоже на…», в формате типичных фраз для определенной профессии. Оно очень хорошо стрельнуло, без никакого посева. Тогда мы еще не знали, что такое посев вирусных роликов. Это дало нам хорошую базу подписчиков.

Мы решили, что надо как-то монетизировать наши умения снимать ролики. И три ролика из этой серии сняли для партнеров. Первый: «Это так похоже на клаббера» — для клуба Forsage, у нас был знакомый арт-директор.  Потом на нас вышла компания Ліга.Бизнес, и мы сняли им «Это так похоже на бухгалтера» и «Это так похоже на юриста». У каждого из них была своя задача, и таким образом мы монетизировали именно эту серию. Так мы и начали делать вирусную рекламу, которой занимаемся и сейчас.

Благодаря этому каналу, начали сотрудничать с телеканалом НЛО уже в телевизионном формате.

- А партнерка YouTube?

Мы зарабатываем на ней, но это очень маленькие деньги. С выходом на телевизионный рынок, мы начали меньше снимать на YouTube.

- Начиналось все с команды КВН?

Да, мы играли в сборной КПИ. Достигли каких-то высот, и нам стало достаточно. Мы поняли, как работает финансовая структура КВН и осознали, что на этом никак нельзя заработать. На тебе зарабатывают – ты не можешь заработать.

Будучи студентами, у нас был успешный опыт работы с Кварталом (студия «95 Квартал» — прим.). Мы увидели, как люди зарабатывают своим творчеством. На их примере поняли, что после КВН командная жизнь не заканчивается. Обычно, команды КВН распадаются – и каждый начинает работать кто где, мы же продолжили эту историю.

Многие уходят в продакшн, да. Многие работают авторами, на площадках, ведут шоу. Это нормально, КВН дает хорошую базу. Но нам хотелось остаться именно командой.

Сейчас мы делаем больше упора на стендап, мы молодежные, вне политики (по крайней мере, стараемся быть).

- Что входит в комплекс «Мамахохотала»?

«Мамахохотала Event» – это новый этап развития. Еще играя в КВН, мы зарабатывали на проведении мероприятий. Потому что это у нас хорошо это получалось. Масштабы росли. В итоге мы начали не просто проводить, но и организовывать. Сейчас решили, что нужно делать event-отдел, который будет заниматься непосредственно организацией. Потому что процесс организации отвлекает от других процессов. А заработок это довольно неплохой. Был до всех этих событий…

Event-отдел мы открыли в период не то что спада,  в период самого дна, чтобы оттолкнуться и прыгнуть на самую высоту, как говориться в шутке команды КВН «Пирамида».

В основном, мы занимаемся «Мамахохотала Шоу». Дополнительно, у нас есть сериал «Как закалялся стайл» — уже отсняли первый сезон, сейчас работаем над вторым. Еще куча мелких проектов по авторству с разными каналами и структурами. Плюс, мы развиваем нашу молодежь – подтягиваем талантливых  КПИшников. Как раз сегодня наши младшие ребята будут проводить придуманный ими формат «Стендап сессия» — открытый стендап-микрофон для студентов.

- Монетизация стендапов тоже есть?

Нет. «Мамахохотала шоу» — это телевизионный продукт. Так что мы занимаемся продажей телевизионного продукта. Пробовали совмещать съемки и продажу билетов, но шло очень сложно.

Мы находимся в процессе поиска модели заработка на концертах. Потому что сейчас мы на них не зарабатываем, так как много вкладываем и делаем уровень концерта, а стоимость билетов стараемся всегда держать низкой.

- НЛО в какой-то момент запустило масштабную рекламную кампанию по Киеву. На универмаге «Украина», например, висел огромный плакат «Как закалялся стайл». Что вам это дало?

Нам это дало узнаваемость Яновича (Егвений Янович — один из главных героев шоу, актер студии Мамахохотала – прим.) и Ани (Анна Гресь — аналогично – прим.) и внутреннюю самооценку. Все сразу начали говорить: «Оу, так вы с серьезным каналом работаете».

- Как ты считаешь, чего не хватает индустрии юмора в Украине?

В данный момент, стабильности и спокойствия. С одной стороны, вроде и поводов [для шуток] масса, но с другой – это не те поводы, о которых хорошо шутить. По крайней мере, у нас. Было бы это все в Америке, комики бы очень жестко шутили на эти темы.

Специфика украинского стендапа в том, что у нас он в принципе не может быть таким, как в Америке. Там затрагиваются очень щепетильные темы, шутки звучат с матами и проч. Мы стараемся этого избегать. Наше общество еще не готово, чтобы стендапер шутил на тему убийств и чего-то откровенно пошлого. И я не знаю, хорошо это или плохо.

- А в Америке это норма?

В Америке норма шутить над убийствами в школах. Что бы у них не происходило – они шутят, не важно, это плохая новость или хорошая. Я не представляю, как можно сейчас шутить над событиями, которые у нас сейчас происходят. Но не исключаю, что появится такой человек, и, возможно, даже «выстрелит».

- Сколько людей работает в студии?

В «Мамахохотала» человек 20. Съемочная группа – в основном, подрядчики. Во время съемок задействованы человек 60.

- Ощущаете конкуренцию от кого-то?

Нет. Мы сейчас только сами от себя ощущаем конкуренцию.

Стараемся превзойти сами себя, но очень сложная ситуация в стране. Наши эфиры постоянно попадают на какие-то события. Когда твое шоу выходит параллельно с «Шустер Live», на котором Тимошенко дает первое интервью – я сам смотрел Тимошенко. На прошлой неделе у нас шоу выходило одновременно с Евровидением, а потом с финалом Лиги Чемпионов.

- А с КВН ты еще связан?

Нет, никак. Что-что, а КВН в Украине умирает. Когда мы играли в КВН, у меня была цель попасть к Маслякову в Октябрьский – в Высшую Украинскую Лигу. Сейчас ее [Высшей Украинской Лиги] нет, и многие команды играют в КВН без цели. Просто играя в Украине, попасть в Россию – нереально. Тем более в нынешней ситуации. А в Украине нет какой-то обобщающей телевизионной площадки, на которую команды мечтали бы попасть.

КВН – хорошая штука на средних уровнях, вроде лиги города. Но мотивации роста в КВН сейчас нет.

- Каким ты видишь свой проект спустя 5 лет?

Первое: я вижу «Мамахохотала Шоу» первым юмористическим шоу в стране, выпуски которого будут все смотреть и ждать. Второе: телевизионные продукты разного направления. Есть мечта снять ситком в Украине, по всем законам жанра.

- А рынок для этого есть?

Ориентироваться только на украинский рынок – сложно. Обычно такие продукты делаются на Украину и Россию. Но сейчас даже в сфере медиа напряженные отношения. И проще российский продукт купить в Украину, чем украинскому выйти в Россию.

- Как вы справляетесь со внутренним диссонансом? Тот же «Квартал» постоянно критикуют, мол «там людей убивают, а вы шутите тут». Вам тоже поступают такие претензии?

Пару раз в твиттере писали и говорили. Я скажу так – юмор всегда лечит. Квартал более жестко шутит, к тому же они гонятся за актуальностью (сегодня в новостях, завтра у них на сцене). Мы стараемся шутить на общие темы. Юмор полезен, это какая-то отдушина от того, что происходит. Когда человек смеется – это хорошо.

- Политические заказчики рекламы у вас есть?

Пока нет. Раньше мы говорили, что «Нет, никогда у нас не будет политических заказов». Сейчас у меня поменялось мнение. Все плохие. Нет такого, что у кого-то нужно брать заказы, а кого-то – не нужно.                Полиграфия ж печатает всем, не разбираясь в программе. После всего этого появилось более циничное отношение к политикам. Бизнес – бизнесом. Если есть заказы, почему бы и не делать.

Олег Маслюк (фейковый кандидат в мэры Киева – прим.) – это пример. Мы создали сайт, снимаем ролики. Сегодня провели фейковый митинг, поставили палатку.

- В контексте этого, как ты относишься к практике фейковых новостей? Например, того же Uareview, который, к слову, запустился задолго до Евромайдана. Сейчас граница между фейками и реальными новостями почти стерлась.

Мы даже писали на Uareview пару новостей, когда он появился. Рома (Роман Голубовский – основатель Uareview – прим.) спросил, можем ли мы написать, мы согласились. Правильно! Пусть люди учатся критически воспринимать информацию, а не верить всему. Раз поймут, что это фейк, второй раз, а потом уже будут думать, правда это, или нет. Я к этому очень позитивно отношусь. Опять же, это юмор. Человек посмеялся – уже стало легче.

- Каким образом вы формировали первоначальное комьюнити вокруг проекта?

База пошла с КВН. КПИ – это огромное количество студентов, которые нас знают. Мы выступали на каждом празднике, реально прокачивали себя как команда КВН «Сборная КПИ». Потом был длинный переход из КВН во взрослую жизнь. Мы хотели, чтобы нас перестали воспринимать как команду КВН, а начали – как студию «Мамахохотала».

- Советовал бы ты идти людям в эту сферу?

В сферу стендапа? Конечно. У нас нет еще такого, чтобы в каждую пятницу, чуть ли не в каждом кабаке проводился стендап. Это скоро будет. Сейчас оно не регулярно и не дает того качества. А какое уже есть количество пабов? В каждом городе будут свои комики. Раньше были КВНщики, теперь будут стендап-комики. В стендапе ты сам один, сам для себя написал, сам выступил. Если ты хорошего уровня, сможешь выступать в разных городах и на этом зарабатывать.

- Как ты считаешь, можно научиться делать вирусные ролики?

— Есть свои нюансы. Те ролики, которые мы сейчас снимаем, мы обязательно поддерживаем посевом. Посев – это когда ты заранее просишь опубликовать ролик в топовых сообществах. Это работает как начальный трамплин. Если ролик хороший – сразу быстро разойдется. Если ты его просто опубликуешь на YouTube – какой бы он хороший не был, никто его не посмотрит. Нужно ролик дать либо топ-блогерам, либо опубликовать на популярных страницах или с популярного YouTube-канала , с которых он потом разойдется.

Если продукт [под который снимают видео] толковый – достаточно договорится с небольшим числом сообществ, а остальные подхватят сами. Обычно нам хватает нашего канала на YouTube (там 35 тысяч подписчиков) и нашей группы Вконтакте. Но когда мы делаем для партнеров, мы дополнительно страхуемся.

- Есть ли какой-то критерий «вирусности»?

— Основный критерий – поделился ли бы я этим с друзьями? Кинул ли бы себе на стену, если бы увидел этот ролик? Если нет — то нет смысла снимать. Если каждый из тех, кто его придумал, не скажет «А я бы поделился», мы снимать не начинаем.

Ролики создаются с потенциальным вирусным эффектом. «Вирусность» приходит уже потом. Существует несколько основных эмоций: «Вау, как мило!», «Ух, нифига себе!» (например, релама Volvo с Ван Даммом), «Ой, как очень смешно!» (наш ролик с микронаушниками).

 

- Вирусные ролики подходят для всего?

— Нет. Понятно, что как человек, который производит ролики, я должен бы говорить «Эй, приходите, это нужно всем!». Но все зависит от проекта. Снимать вирусный ролик под неинтересный продукт – нет смысла.

- Ну, многотонные фуры Volvo – не очень интересный продукт.

— Но там все очень мощно – и идея, и Ван Дамм. И это скорее имиджевый ролик. Большие компании за счет вирусных роликов поддерживают свой имидж. Другие – пытаются заявить о продукте, либо увеличить посещаемость сайта.

- Сколько тысяч просмотров на YouTube считается приемлемым для рекламодателя?

— Мы всегда ориентируемся на то, какое количество просмотров он набирает за короткий период. Если ролик набирает 70-100 тысяч – это хороший результат.

 

Алексей Бондаренко

Фото: с личной страницы Романа ВКонтакте

Поделиться