Интервью с Ольгой Штайдль (SPB Software, Dots’n’spaces)

— Как вы оказались в технологическом бизнесе?

— Я думала, что очень люблю мальчика, который хотел стать программистом, поэтому я пошла учить что-то, связанное как с управлением, так и с технологиями – IT–менеджмент. Это вылилось в то, что я устанавливала ERP-системы, даже пыталась программировать. Потом поняла, что программировать мне не очень интересно, хочется заниматься менеджментом.

— Какие проекты у вас за спиной?
— В моем резюме много как больших компаний, так и маленьких. В ноябре 2011 года мы продали Яндексу компанию SPB Software. Это была одна из самых больших сделок в Европе. За шесть лет стартап вырос в большую компанию и сейчас является мобильной частью Яндекса.





— Были ли у вас неудачные проекты? Чему они вас научили, какие причины неудач?
— Это был мой первый стартап, в котором я участвовала как маркетолог. Основное, чему я научилась — если основатель компании начинает кидать в вас цветочными горшками, то лучше уходить из проекта. Если основатель горит все делать «идеально», но ничего не понимает в интернет— или мобильных технологиях, вы не сможете его никогда переубедить, что вы как маркетолог, сможете предложить более простое и лучшее решение.

— Какие еще типичные ошибки начинающих предпринимателей вы можете выделить?
— Очень частая ошибка – обижаться на замечания. Например, человеку говорится, что все хорошо, но есть нюансы и некоторые вещи нужно изменить, а он берет и обижается. Если проект слушает критику и потом приходит «мы переделали то-то и вот что получилось», тогда из минуса он выходит в плюс в глазах инвесторов или консультантов, с которыми он работает.

— Какие книги вы бы могли посоветовать?
— Отличная книжка Дена Арейли «Predictibly Irrational» про то, как иррациональные черты поведения людей на самом деле очень рациональны. Еще одна обязательная для прочтения книга «Venture Deals» Бреда Фелда — там написано все, что нужно знать при разговоре с инвестором.

— Что вы думаете о проблеме copycat vs disruptive? Каков должен быть баланс между адаптацией под локальный рынок и повторением проверенной бизнес-модели?
— Сейчас на эту тему ведется в Германии большая дискуссия. Один очень умный человек сказал, что если вы хотите приготовить с нуля яблочный пирог, то сначала вы должны придумать Вселенную. Ни одна вещь не приходит из ниоткуда. Другой вопрос, нужно ли копирование в лоб. Адаптировать надо всегда. В Германии одни ребята просто скопировали Facebook, сделали его оранжевым, добавили какую-то свою связанную с системой образования специфику, и это работало. Те же Xing — копия LinkedIn, но более заточенная под корпоративную структуру немецкого сообщества.

— Насколько студии мобильной разработки из СНГ конкурентоспособны на мировом рынке?
— Они конкурентоспособны по двум параметрам. Во-первых, в Украине и России достаточно хорошее образование. Во-вторых, цена разработки в этих регионах намного ниже, чем в немецкоговорящей части Европы. С другой стороны, проблема нашего региона в том, что у нас плохие дизайнеры, которым не удается добиться необходимого sexy look. Если нанять хорошего дизайнера из Европы и организовать разработку на постсоветском пространстве, то все будет отлично, я считаю.

— Что вы думаете о перспективах развития Windows Phone, Bada и других второстепенных на данный момент мобильных платформ?
— На самом деле я верю в Windows Phone, потому что вижу реальных пользователей. Есть несколько вещей в нем, которые очень интересны. Кроме того, он поддерживается мобильными операторами, потому что им нужен третий игрок. Что касается мертворожденного MeeGo, то это была действительно интересная платформа, но у нее не было поддержки экосистемы. Что касается Bada, — это способ для Samsung как-то находить пути отпочкования от Google. На самом деле они не хотят позиционировать ее конкурентом Android, они хотят поставить ее на дешевые телефоны.

— На какой платформе вы бы делали приложения в первую очередь в своем стартапе?
— У меня сейчас есть связанный с мобильными технологиями стартап в stealth mode. Мы не делаем сразу для всех платформ, потому что изменение кнопки на одной из них и сразу на десяти — разные вещи. Мы для себя выбрали, что первой будет iOS, потому что мы будем создавать социальные сервисы, завязанные на геолокацию вещи, и профиль пользователя iOS нам подходит больше. Дальше, если захотим охват, мы сделаем такое же приложение на Android. Третьей по приоритету платформой будет Windows Phone.

— Как считаете, скоро ли смартфоны будут иметь достаточную долю в странах СНГ, чтобы разработка мобильного приложения рассматривалась как экономически выгодное вложение, а не имиджевое?
— Сейчас уже появляются смартфоны дешевле $100. Все мобильные операторы будут стараться их продвинуть и предлагать смартфон за меньшую цену в случае подписки на определенный тарифный план. Тогда и подтянутся пользователи, которые просто не понимали, зачем им это все надо. Через год-полтора мы увидим настоящий бум дешевых смартфонов.

— Что скажете по поводу проблемы микроплатежей? «Ох, это ж целый доллар заплатить!»
— Мне кажется, это надуманно — люди же платят за эти все рингтоны мяукающих кошек. Можно не привязывать действия к системе оплаты: например, продавать баллы, а потом конвертировать их еще во что-то. Тогда пользователи не понимают, что они платят деньги именно за эту услугу. Проблема в том, что люди не доверяют кредитным карточкам — нужно работать с платежными системами мобильных операторов или обходить другим способом. Хотя люди все больше и больше привыкают, понимая, что кредитная карточка – удобный для них платежный инструмент.

— Насколько актуальна на нашем рынке проблема пиратства? Какими способами ее можно решать?
— Проблема пиратства и в самом деле существует. Если не ошибаюсь, в 2006 году мы посчитали, что лишь 0,01% из наших пользователей из СНГ заплатили за приложение. Но если бы мы начали ужесточать требования к оплате или регистрации, то отогнали б от себя пользователей, которые готовы платить. Поэтому во многих случаях легче закрыть глаза на пиратство, ведь эти люди пользуются нашим продуктом, пробивают нашу идею, тестируют.

— Яндекс не раз говорил, они покупают скорее команды, чем продукты. Можно ли назвать SPB Software в какой-то мере исключением, учитывая выпуск Яндекс.Shell?
— Я бы сказала да. SPB был куплен из-за продукта с командой, потому что мы были одной из самых больших компаний в мире по разработке мобильных приложений. За месяц после запуска Shell 3D заработал миллион долларов на Android Market — это был продукт, который сразу же конвертировал усилия на разработку в живые деньги.

— У SPB Software было много разных приложений. Можете рассказать, как принимались решения о старте новых проектов?
— Это очень сложно, зависит от проекта. Мы изначально решили, что не делаем никакого аутсорса, так как в итоге все пришло бы к минимизации собственных затрат. Мы были продуктовой компанией, в которой люди работали над продуктом и видели конечный результат. Направление новых проектов — вопрос трендов: если мы чувствуем зарождение нового тренда, то начинаем пробовать, а не сидеть и смотреть будет он популярным или нет. Такая стратегия несет риски, что какие-то продукты не полетят, но какие-то могут принести успех.

— Насколько важно постоянно обновлять уже выпущенное приложение? Как корреллируют затухание продаж и активность разработки?
— О, это хороший вопрос. Нужно как можно быстрее выпускать обновления. Они помогают удерживать позицию в топах локальных магазинов приложений. Кроме того, пришла какая-нибудь идея-бредятина – сразу тестировать. Если она долго разрабатывается и где-то висит, это не стартап-поведение: надо запустить на одном из ста своих рынков, протестировать — если работает, распространить на остальные. Когда компания долго не выпускает обновления, это показатель затухания.

— Какие KPI вы используете для своих приложений?
— Очень важно учитывать качество скачиваний, а не только количество. В Android Market примерно 53% людей ни разу не открывают скачанное приложение — они набрали в поиске «мобильное телевидение», скачали 10 приложений, первые два попробовали, а остальные удалили. Кроме того, если японцы активно себя ведут, а ваше приложение в локальном магазине приложений даже не на третьем месте, значит что-то не так: надо изменить перевод, либо дожать функции, которые нужны именно этому рынку. Также надо читать отзывы: иногда пишут глупые вещи, а иногда интересные позитивные заметки.

— В какую сторону будет развиваться индустрия в ближайшие годы?
— Сейчас основной тренд — это голос. Все уже поняли, как работать с текстом, все уже знают, что не надо платить мобильному оператору, чтобы писать смски. Cледующим будет обход оператора в области голоса. Да, есть Skype, но он не решает многие из существующих у пользователя мобильного телефона проблем. Еще пример — построенный на голосе интерфейс, когда человек не видит, но все равно сможет взаимодействовать с устройством. Или вот мой любимый пример: в Германии два миллиона человек не умеют ни читать, ни писать — они не могут пользоваться основанными на тексте мобильными интерфейсами.


Влад Андрусенко

 

Поделиться