brooklyn

Экономика небольшого венчурного фонда

В сентябре 2012 года бывший партнер First Round Capital и Union Square Ventures Чарли Одонелл огласил о создании собственного венчурного фонда — Brooklyn Bridge Ventures. И, он в нем единственный управляющий партнер. Фонд (или Чарли) инвестирует в нью-йоркские компании на самой ранней стадии: «Это, как правило, компании без прибыли, без бизнес-плана, без Power Point презентации и даже без продукта. А это значит, что здесь кроется множество рисков, неопределенности, но и богатый потенциал». За два года он уже вложил в 12 компаний, а я его со-инвесторами стали Andreessen Horowitz, First Round Capital, Spark Capital, Canaan Partners, Lerer Ventures, Kapor Capital и множество известных ангелов. Вот его рассказ о том, какова экономика венчурного фонда с одним управляющим партнером.

brooklyn

Зная сколько труда нужно вкладывать при управлении венчурным фондом, я испытываю огромное уважение к микро венчурным фондам. Их управляющие — настоящие предприниматели.
Марк Сустер

Два года назад я открыл венчурный фонд. Для жизнеспособного фонда необходимо минимум $5 млн, при этом сумма в районе $8-10 млн была бы для меня идеальной. К счастью, мне удалось собрать как раз $8.3 млн.

Как же все это работает? Как человек, привлекший финансирование для венчурного фонда такого размера, будет зарабатывать? Честно скажу вам – это нелегко. Основную выгоду вы получаете с “выигрышных” инвестиции, ждать которых придется годы. Так что, если вы хотите побольше заработать за короткий строк, то мелкие венчурные инвестиции (microVC) не для вас.

Вообще, экономика фонда выглядит следующим образом.

Я получаю 2.5% вознаграждения за управление фондом (management fee – Прим. Expertorama). У большинства крупных фондов этот показатель равняется 2%. Но если фирма столь мала, вам потребуется немного больше «бензина», чтобы проехать весь путь. Это лишь немного может повысить вашу продуктивность, тем более что вознаграждение управляющему — это своего рода займ. Вы взымаете эту сумму с партнеров с ограниченной ответственностью (Limited Partners – Прим. Expertorama), но ее нужно будет вернуть, прежде чем вы получите свой процент с прибыли от продажи портфельных компаний. Конечно, если фонд провалится, вам не придется возвращать эту сумму. Но я обычно хочу добиться успеха, поэтому и воспринимаю это как займ.

Таким образом, если я беру 2.5% от $8.3 млн в год, то годовой бюджет Brooklyn Bridge Ventures на все операционные затраты (фонда автора – Прим. Expertorama) составляет немного больше $200 000. Со временем, когда я подниму второй и третий фонды, процент за управление первым уменьшиться (так как все средства фонда будут проинвестированы – Прим. Expertorama), но вознаграждение за последние два будут держать меня наплаву. Это серьезная помощь. Если же вы работаете над своим первым фондом, то действовать вы будете весьма бережливо.

Из суммы операционных затрат $100 000 составляет моя зарплата. Плюс здравоохранение и другие затраты по HR обойдутся еще в $16 000. Вы можете рассматривать эти цифры с двух сторон. С одной, эта сумма скорее всего меньше, чем зарабатывает ваш партнер. Если задуматься, это даже меньше, чем зарабатывал я, будучи партнером. Я слышал, что управляющие крупных фондов могут зарабатывать от $300 000 до миллиона в год, при этом даже не думая о проценте с прибыльных сделок.

Это, как правило, меньше чем зарабатывает СЕО, привлекший инвестиции, и уж точно меньше зарплаты среднего разработчика (по данным Indeed.com зарплата среднего разработчика в Силиконовой долине составляет $130 000 – Прим. Expertorama).

В общем, если бы я гнался исключительно за деньгами, давно бы устроился инвестбанкиром.

У меня нет детей. Живу я в глубинке Бэй Ридж, в Бруклине, поэтому в своих затратах на жизнь я не слишком притязателен. Кредит по моей девятилетней машине давно выплачен, да и основной километраж я накатываю на велике.

Если вы действительно хотите увидеть вещи в некоторой перспективе, то я почти уверен, что это больше, чем мои родители зарабатывали суммарно в любой год их жизни. Так что я не жалуюсь, не подумайте.

Административные расходы занимают вторую строчку затрат на содержание фонда. Администратор наверняка делает мне услугу, поскольку знаю я ее давно, а берет она с меня лишь $20 000. Налоги забирают еще $12 000.

Юридические вопросы – еще одна головная боль. Затраты на регистрацию фонда были покрыты привлеченными средствами, а другой юридической работы у меня не так много. Я посылаю проектам свой собственный Term Sheet и сам проверяю документы, даже когда участвую в синдицированных раундах. Хотя, если со мной соинвестирует крупный фонд, то они сами будут тщательно проверять все договора, так что, как правило, мне не о чем волноваться. Если же я единственный инвестор, то права на невнимательность у меня нет: на пути к победе я рискую споткнуться об условие в договоре или стать жертвой неумелых основателей, загнавших бизнес в могилу.

Но, в целом, мои ожидаемые затраты на юридические услуги в долгосрочной перспективе стремятся к нулю, поэтому слишком много времени и усилий на них я тратить не собираюсь. Все же, стоит отложить $10 000 в год на эти вопросы. На всякий случай.

Таким образом, после вычитания всех обязательных затрат, у нас остается около $50 000. Место в коворкинге стоит $5 000 в год. У меня есть прекрасная ассистентка, которая периодически помогает мне за $800 в месяц. Я бы не справился с управлением фонда без нее, поэтому эти $10 000 – резонная трата.

Остается около $2500 в месяц на различные мелочи, вроде вебсайта, Mailchimp, затраты на деловые обеды, транспорт, конференции, покупку новых колес на велосипед…

И, это все.

А возможная прибыль с удачной сделки меня очень вдохновляет.

Вот какова простая математика в данном вопросе.

Деньги фонда тратятся как на инвестиции, так и на содержание. Предположим, 85% я потрачу на инвестиции в проекты. Это около $7 млн. Если я в итоге лишь удвою эту суму, то получу $14 млн доходов. Вычтите $8.3 млн изначально вложенного капитала со всеми процентами, и вы получите около $6 млн прибыли. Это чуть больше $1 млн лично для меня (20% удерживаемого вознаграждения для управляющего партнера или «carry» – Прим. Expertorama). Проще говоря, на каждый “х”, или мультипликатор возврата на инвестиции, вы получаете дополнительные ~$1.4 млн. Фонд, который на каждый вложенный доллар вернет мне три, принесет $2.4 млн. Четырехкратный возврат – $3.8 млн и так далее, при том, что это лишь один фонд.

В какой-то момент вы уже находитесь в точке, где за спиной пять – семь лет работы и цифры в графе “доля с прибыли” начинают увеличиваться, потому что ваши семилетние компании в любой момент могут продаться или выйти на биржу. То есть, инвестиции, которые я сделаю сегодня, смогут вернуться ко мне, приблизительно через 7 лет. Некоторым может понадобиться на это больше времени, некоторым – значительно меньше.

Самая главное, что у меня есть шанс заработать миллион долларов, делая то, что я люблю. Могу я при этом купить мажоритарную долю в New York Mets? С такой экономикой – вряд ли. Но вы никогда не увидите меня жалующегося на недостаток денег, или вообще, на чтобы-либо касательно моей работы. Я рад заниматься тем, чем я занимаюсь.

 Автор: Charlie O’Donnell

Перевод: Павел Красномовец

Оригинал статьи

Поделиться