петр татищев

Пётр Татищев, куратор Digital October Center

Петр Татищев, куратор Digital October Center*, содиректор московского отделения Founders Institute, сооснователь  и экс-CEO Greenfield Project, предприниматель.

- До 2008 года Вы работали в сфере мобильных телекоммуникаций, и у Вас накопился большой опыт в этой области, но затем Вы взяли и уехали учиться в Кембридж. Что к этому подтолкнуло, и что, в итоге, Вы из этого вынесли?

— Изначально я хотел получать MBA. Посмотрел на разные программы и понял, что это не совсем то, что мне нужно. Если я не хочу стать корпоративным клерком и анализировать финансы в крупной корпорации, ведь ни на что другое MBA не годится. И я начал искать что-нибудь заточенное под предпринимательство. До этого я уже занимался разного рода бизнесом и понял, что чего-то не хватает. Поскольку в России никто этому научить не смог, пришлось искать заграницей, и нигде лучше Кембриджа я программы не нашел. Надо отметить, что я изначально рассматривал только Европейские школы. Я поехал туда учиться, и все это вылилось в создание бизнеса, который называется Greenfield Project. Это компания, которая помогает предпринимателям строить новые бизнесы. Не готов говорить успешный это проект или нет, но, по крайней мере, полезный.

- Получается такой стандартный путь предпринимателя: Вы что-то искали, не нашли этого, поехали, получили необходимый опыт и решили поделиться этим с теми людьми, которые испытывали ту же проблему, что и Вы.

— Это было не совсем то, чему я учился, но это был классический market pull, потому что одни из моих испанских знакомых по Кембриджу попросили провести их мероприятие в России, которое называлось iWeekend. Просто спросили, не хочу ли я это сделать, и я попробовал. После этого мне начали писать/звонить люди, которые спрашивали: “Когда уже будет следующее?” Вот тогда  я и подумал, что, наверное, есть такая потребность на рынке.

- И так у Вас начался виток карьеры, связанный с ивентами и инкубаторами?

- Да, наша команда по Greenfield Project помогала строить инкубатор Академии Народного Хозяйства, делала и делает много разных интересных мероприятий для предпринимателей. А для меня лично следующим шагом стал Digital October.

 — А последним детищем в этой области можно считать API Moscow?

— API Moscow – это не совсем инкубатор. Мы называем это мета-акселератор, потому что в API Moscow сидят проекты, которые одобрены локальными акселераторами и бизнес-ангелами. В Москве до сих пор нет полноценных,  в западном понимании, акселераторов,  и возникла идея предложить инвесторам, такую платформу, где они смогут объединить свои проекты.  Решили, что  получится что-то максимально похожее на акселератор. Тем более что Москва это дело поддержала, и сейчас будем смотреть, что из этого получится.

- Получается, что в этом проекте играет определенную роль государство. И тут возникает вопрос: должно ли государство влиять на сферу технологий или лучше, чтобы оно, наоборот, не вмешивалось?

— Я, честно говоря, считаю, что IT трогать не надо и в малый бизнес, в целом, вообще не стоит вмешиваться – у него и так все отлично получится. Чем меньше государство пытается ему “помогать”, если можно так выразиться, тем лучше. Акселератор тоже довольно таки спорная вещь с точки зрения помощи бизнесу: как Денис (Денис Довгополый, управляющий партнер BVU Group. — Прим. редактора) любит говорить – это такие костыли, на которых человек учится ходить. Потом у него эти костыли отнимают, и не все без них сумеют устоять. А государственная поддержка она в этом смысле еще хуже, потому что у государства есть свои представления, как надо помогать малому бизнесу, и они, как правило, не совпадают с тем, что на самом деле нужно малому бизнесу. К счастью, в Москве это, наверное,  делается несколько лучше, чем во многих других местах, потому что человек, который занимается в Москве малым бизнесом, сам построил малый и средний бизнес, лучше представляет, что требуется предпринимателю.

- А какова тогда помощь инкубаторов / акселераторов  стартапам?

— В наших условиях России и СНГ в целом у акселератора функция, мне кажется, больше образовательная и пропагандистская. Задача, которую мы изначально перед собой ставили, когда делали Greenfield Project – показать, что предпринимательство – это вполне хорошая возможность для молодого человека развиваться и строить свою жизнь. Потому что у нас самая типичная карьерная лестница – это либо поход в чиновники, либо работа на Газпром… Все более или менее перспективные молодые люди хотят идти в государственные структуры или в крупный состоявшийся бизнес, а делать новый никто не хочет. Потому что им страшно, потому что мало шансов заработать денег, а наша задача была показать, что можно делать и у нас классные стартапы, можно не работать на дядю, а работать на себя – это весело и прикольно. К сожалению, в большинстве случаев сейчас получается так, что мы являемся поставщиком кадров для Силиконовой Долины или, возможно, для Лондона, потому что те люди, которые начинают делать бизнес у нас, довольно быстро понимают, что прикладывая те же усилия, они достигнут гораздо большего на Западе и уезжают туда. Это, конечно, печально, но меня, по крайней мере, радует, что таких людей становится больше. Это мое личное мнение, а никак не официальная позиция Digital October.

- Продолжая тему инкубаторов — Вы же еще курируете Founders Institute в Москве.

 - Да, мы с Машей Адамян являемся директорами московского отделения Founders Institute. Первый семестр начался в середине мая, а второго сентября у нас будет выпускное мероприятие. Из 38 человек, которые были на входе, осталось 13.

- В Киеве тоже открывалось отделение Founders Institute, но просуществовало оно не долго. Как думаете, в чем причина?

 Насколько я себе представляю ситуацию с киевским Founders Institute, то там были кое-какие просчеты и не совсем правильно выстроенная коммуникация при наборе студентов. К тому же, люди, которые им занимались, не могли уделять студентам достаточно времени. Это то, что я слышал от американской штаб-квартиры. Я не думаю, что в Киеве не получилось запустить, потому что нет спроса. Мне кажется, что не получилось скорее потому, что были какие-то просчеты и ошибки при наборе учеников, и, если бы это сделали еще раз, более грамотно, то аудитория вполне бы набралась.

- Давайте поговорим об отраслевых мероприятиях. Вы начинали с iWeekend, потом было много ивентов в рамках Greenfield Project (#poSEEDelki, Startup Crash Test, Harvest), а сейчас в Digital October были и TechCrunch Moscow и DEMO Europe. Посоветуйте, как стартапам вынести больше ценного от участия в таких мероприятиях?

- Прежде всего, надо понимать, что PR  для стартапа – это не разовое мероприятие, а полноценная долгосрочная работа. Бывает так, что на DEMO приходит несколько проектов, и одного из них спрашиваешь: “Как вы оцениваете результаты от DEMO?” — а он говорит: “Никак не оцениваю, потому что про нас там плохо написали / мало написали  / не то написали. И вообще учувствовать в таком больше не будем”. А другие говорят: «Мы понимаем, что работа над собственным имиджем – это долгосрочная задача, и DEMO – это только один из шагов по построению этого имиджа. Да, сейчас про нас написали не очень много, зато у нас появились нужные контакты, мы представляем себе, чего от нас ожидают журналисты, и будем двигаться дальше» . Проектам важно понимать, что любое, даже самое пафосное мероприятие, не даст стартапу миллионы пользователей, или что там ему еще нужно. Это всего лишь один из этапов. Важно правильно работать с теми контактами, которые у тебя появляются на конференциях, поддерживать с ними связь, даже если кажется, что эти журналисты или другие знакомства не очень важны для тебя сейчас. Контакты проекта — это одна из его основных ценностей: чем больше контактов у тебя накапливается, тем более высокой делается твоя капитализация как предпринимателя и как проекта. Поэтому важно понимать, что мероприятие – это всего лишь один из шагов.

- То есть, основная ценность, которую можно вынести проекту из мероприятия это именно нетворк?

— Да, в первую очередь именно нетворк. Если проект уже готов, чтобы представляться прессе, как на DEMO, то там нетворк – это в первую очередь журналисты. Журналисты могут не написать про вас прямо сразу, они могут взять на заметку, что такой проект появился и, если  у него будет какой-то traction, то дальше о нем можно будет писать. Потому что при знакомстве он сделал вывод, что, в принципе, технология интересная, бизнес тоже может быть интересным, но сейчас писать рано. И вам, как предпринимателю и пиарщику проекта, важно поддерживать связь с журналистами, чтобы они и дальше продолжали вами интересоваться. Очень часто проекты ожидают, что про них напишет TechCrunch, или Mashable, или VentureBeat, и все: у них сразу миллион пользователей, безумный доход и все остальное. Есть такое TechCrunch-проклятие, когда про проект выходит публикация в блоге у Майка Аррингтона, приходит какое-то количество людей на сайт стартапа, и так же быстро они оттуда уходят. Денис [Довгополый]про это говорил с утра в своем выступлении [на IT Open Air в Киеве], что, если вы заставляете людей пользоваться, то они будут пользоваться либо потому, что у них нет выбора, либо потому, что вы делаете что-то, что им действительно нужно, и это будет органический рост. Вам нужно просто создать такой продукт, которым люди будут пользоваться, и они рано или поздно придут. С TechCrunch, скорее всего, за один заход это не сделается, какой бы классный продукт ни был, потому что… так не бывает.

- Но многие как раз и надеются на эту самую публикацию на TechCrunch, максимально готовясь именно  к ней.

- Это такая частая ошибка, когда люди долго-долго откладывают запуск и надеются после этого бабахнуть какой-нибудь публикацией на TechCrunch, соответственно ей бабахают, к ним приходит трафик, а они не умеют этот трафик конвертировать в пользователей. Если вы уже представляете, как вы будете этот трафик конвертировать в пользователей, то тогда такая публикация для вас будет полезной. Если же нет, то вас ничто не спасет.

- И поэтому проекты хотят быть максимально готовы к своему дебюту в больших блогах…

- И не всегда осознают момент готовности. Обычно те стартапы, с которыми я встречаюсь, очень часто представляют себе, что TechCrunch — это будет такой себе момент запуска. Вот о них написали, и после этого у них сразу будет все хорошо, и все сложится. Я, честно говоря, не видел, чтобы так получалось, потому что проекты вкладывают очень много ресурсов, чтобы эту публикацию получить, хотя стоило бы больше вложиться в то, чтобы сделать классный продукт. А классный продукт будет продавать себя сам: про него и TechCrunch напишет, и пользователи после этого будут его сами продвигать.

- А какие тогда еще основные ошибки допускают проекты, которые вы видите?

- Моя любимая ошибка, это когда проект очень долго занимается разработкой, надеясь сделать идеальный продукт и вывести его на тот рынок, который он себе представляет в голове. И к тому моменту, когда продукт уже готов, и его надо выводить на рынок, внезапно приходит понимание, что рынка-то и нет. Эту ошибку я сам совершал, и мне просто говорить про те грабли, по которым прошелся сам. Мы изначально очень сильно вложились в разработку, и, когда надо было идти к пользователям, обнаружилось, что пользователи как-то особо и не идут, потому что им это особо и не надо. Нужно понимать, что пользователь, зачастую, сам не понимает, что ему нужно. То есть, если вы делаете какое-нибудь маркетинговое исследование или проводите опрос, как мы делали, то они вам говорят одно, а когда вы им предлагаете продукт, который, по-вашему мнению, соответствует их ожиданиям, внезапно оказывается, что они ожидают чего-то совершенно другого. И это можно установить уже только опытным путем: важно им что-то предложить, чтобы они могли воспользоваться или не воспользоваться. Если они этим не будут пользоваться, то можно попробовать подкрутить и двигаться максимально быстро.

- Учитывая все это, скажите, как вы думаете, почему на просторах СНГ нет громких выходов? Безусловно были IPO Yandex и Mail.Ru, но это была своего рода старая школа предпринимателей, а за этими событиями не последовало ничего громкого. В чем причина?

— Думаю, в культуре предпринимательства. У нас с этой культурой все не очень удачно, и очень многие из потенциально успешных предпринимателей работают на корпоративных работах.

- То есть проблема здесь более масштабная: в менталитете и культуре предпринимательства, точнее в ее отсутствии?

-  Конечно. Нужно, чтобы была какая-то критическая масса предпринимателей и проектов. Даже со всей той истерикой, которая сейчас есть вокруг стартапов, их все равно не достаточно, с одной стороны. С другой стороны, к сожалению, за счет такого активного продвижения в массы культуры стартапов, появилось очень много белого шума, каких-то мусорных проектов, которые делаются просто потому, что это модно. Когда мы найдем какой-то баланс в этом, когда с одной стороны стартапы не будут делаться просто потому, что “у всех пацанов есть стартапы, а у меня нет”, и когда сюда люди будут приходить более осмысленно, тогда у нас и будет больше успешных проектов и инкубаторов. Что касается выходов, то у нас просто нет на них особой ориентации. У нас многие пытаются построить свой маленький свечной заводик или пирожковую, которые будут вас кормить до конца жизни. Важно понимать, что когда вы строите стартап, вы не строите свечной заводик, который будет потом всю жизнь приносить вам доход, вы строите бизнес, который после этого будет продан. Видимо, к этому люди еще не привыкли.

 Павел Красномовец

___

* Все вышесказанное является личным мнением Петра Татищева и может не совпадать с официальной позицией Digital October

 

Поделиться