Пол Брагель (Paul Bragiel), Управляющий партнер инкубатора i/o Ventures

– Как Вы пришли в технологический бизнес?
– Будучи ребенком, я мечтал создавать видеоигры и сделал это своей целью. Я начал программировать и в 15-16 лет запустил свою компанию по созданию игр. Это и привело меня в технологическую индустрию. Я начал все больше погружаться в интернет технологии, мобильные технологии и пр.

 

– Сейчас у Вас есть собственный инкубатор (i/o ventures). Расскажите о нем.

– Мы сфокусированы на том, чтобы привлечь наилучших менторов и создать спокойную атмосферу. У нас нет четких правил или «времени работы в офисе». Наша цель – это взять наилучших молодых предпринимателей и свести их с наилучшими людьми, которых мы знаем. Я запустил много компаний с 15 лет. Мой брат Дэн (Dan Bragiel) запустил две из них вместе со мной. Эшвин (Ashvin Navin) запустил BitTorrent, и Абэр (Aber Whitcomb) – MySpace. Мы вместе создали эту схему и начали работать около 2 лет назад. У нас есть 25 менторов, и все они – отличные парни, которые запускали YouTube, PayPal, TechCrunch и т.д. Они – наши коллеги и друзья. Мы зовем их, чтобы они просто проводили время с молодыми и лучшими компаниями в Силиконовой Долине. И, как я уже говорил, весь процесс совершенно не структурирован: ты собираешь вместе лучших людей, и, когда вокруг тебя много толковых людей, вдохновляешься создавать лучшие вещи. Ты получаешь потенциальных советников, инвесторов и контакты тех, кто тебе пригодится в дистрибуции и других подобных вещах. Так мы работаем.

 

– Какие самые успешные проекты из инкубатора?
– Из 16 компаний, с которыми мы уже работали, у нас есть 3 выхода. Один – компания Peaceable, была продана Facebook. Еще у нас была компания DenRadio, которая удачно была продана FarmBridge. У нас есть пара компаний, которые не продаются, потому что действительно быстро растут. У нас есть компания Touch-a-modern, которая является большим флешевым сайтом, у нее тоже отлично идут дела. Также есть компания Mobles, которая создает видеоигры на основе геолокации. Это что-то вроде игры Pokemon, но на мобильном телефоне и с определением твоего местоположения. То есть, в соседнем парке ты можешь воевать с разными монстрами или с монстрами друга, который находится недалеко от тебя. Реально веселая комбинация — Pokemon и геолокации.

 

– Кого вы берете себе в инкубатор?
– Мы получаем около 600-700 запросов и берем 5 компаний. Это, действительно, очень и очень избирательный процесс. Мы берем компании, которые напоминают нам нас. Наиболее комфортно общаться с предпринимателем, когда он работает над теми же вещами, что и ты. Есть 2 правила:

1) мне нравятся люди, которые что-то создают;

2) мы ищем людей, которые сдвигают границы. Тех, кто не боится делать что-то, что может быть странным или сложным, или даже агрессивным. Такие ребята – действительно хорошие предприниматели.

Если я вижу эти качества в людях, мы начинаем копать глубже и узнавать, в чем суть идеи, какая команда работает над проектом и т.д. Но в первую очередь — те две вещи, которые я назвал.

 

– Вы приехали в Украину по вопросам бизнеса или просто путешествуете?
– В какой-то мере и то, и другое. Я работал с некоторыми украинскими разработчиками около 10 лет назад. Так что у меня здесь есть друзья. И я совершаю что-то вроде тура по Восточной Европе. Я начал с Эстонии, потом еду в Молдову, и еще в Польшу на матчи Евро, и еще в Чехию. По большому счету, это отпуск, но я все равно иногда встречаюсь с топовыми бизнесменами, встретил некоторых премьер-министров? и поработал над другими вещами.

 

– Вы были в Африке, в Бразилии и хорошо знаете предпринимателей в нашем регионе. Сильны ли различия или же у всех предпринимателей много общего?
– Все предприниматели одинаковые. Даже в Силиконовой Долине. Я думаю, что наибольшие различия между разными регионами в культуре и в том, как быстро действуют люди. Но в целом, это все молодые, смышленые и голодные ребята. Но в Силиконовой Долине у них есть доступ к большим суммам денег, венчурным и ангельским инвесторам, а также доступ к действительно толковым менторам, которые делали похожие проекты ранее. Я думаю, только в этом разница между Украиной, Силиконовой Долиной, Бразилией и Африкой. Возможно, где-то больше инженеров или больше разновидностей талантливых людей, но предприниматели одинаковы во всем мире. Именно поэтому я так много путешествую. Поэтому я создаю фонды в Африке, в Азии и хорошо сотрудничаю с другими регионами.

 

– Какие тогда самые распространенные проблемы у предпринимателей во всем мире?
– Наибольшие проблемы, как мне кажется:

1) Люди действуют недостаточно быстро. Все пытаются быть идеальными. Это особенно распространено в Восточной Европе.

2) Во многих случаях предприниматели не делятся своими идеями. Они пытаются сохранить их в секрете. Они считают, что это что-то их личное. Ну же! Говорите об этом! Говорить о том, над чем ты работаешь – это часть предпринимательской работы! Таким образом, ты нанимаешь людей; таким образом, ты производишь впечатление. Предпринимателям нужно выходить из офисов и больше говорить, делиться и помогать друг другу. Предпринимательство – это не конкуренция друг с другом, а кооперация. Даже если одна команда из вашей страны очень хороша, это не стирает успехов других команд. Люди должны посмотреть на это с такой точки зрения.

 

– Вы общались со многими премьер-министрами и другими членами правительства во многих странах. Заинтересованы ли они в инновациях и стартапах?
– Некоторые из них считают, что это все ерунда и помогают только для получения голосов на выборах. Но некоторые осознают: «Черт побери! В нашей стране кризис!» Даже если не кризис, то: «Ок! Как нам создать новые рабочие места? Как улучшить благополучие населения? Мы же маленькая страна (иногда)». Если у вас нет большого количества природных ресурсов, что вам делать? Это же ваши люди, вы должны верить в своих людей! А технологии – это наиболее быстрый путь заскочить в глобальный рынок и, потенциально, заработать много денег. Некоторые из этих стран это действительно понимают. И это меня радует.

 

– Что это за страны?
– Несколько стран действуют довольно агрессивно на глобальном уровне. Бразилия – не очень агрессивная страна, но Рио-де-Жанейро действует очень агрессивно. Сингапур – наиболее агрессивная страна из всех, с точки зрения премьер-министров и правительства. Некоторые думают: «О, черт! Нам нужно что-то изменить!» — но и в то же время: «Как нам это изменить?» И я прихожу к ним и говорю, что они могут сделать.
– Вы общались с кем-то из украинского правительства?
– Нет. Ни с кем здесь не общался.

 

– А Россия?
– Я не был в России в ходе этой поездки. Я, наверное, поеду в Россию в следующем, более расширенном путешествии.

 

– В Вашем инкубаторе только американские стартапы?
– Мы принимаем заявки со всего мира. 20% наших компаний из заграницы. Но мне хотелось бы еще больше заграничных стартапов. Зарубежная компания может быть даже немного лучше американской, так как тут сложнее построить компанию. Я очень открыт для компаний со всего мира. Я создал фонды в некоторых частях света. У нас есть фонд в Сингапуре для Южной Азии. У меня есть фонд в Африке. Я работаю над фондом в Америке, и мне хотелось бы создать фонд тут, в Восточной Европе, потому что я вижу очень много таланта, у которого нет доступа к «умным деньгам», к стилю работы Силиконовой Долины. Тут больше распространено: «Ну, я, наверное, лучше поработаю с недвижимостью». У этих ребят много денег, но они не действуют так же быстро, как ангельские инвесторы или VC из Долины. Я хочу поработать над этим здесь, но прежде мне нужно найти действительно толковых людей, которые станут моими партнерами, у которых есть деньги и которые тоже хотят над этим работать.

 

– То есть Вы считаете, что в Украине есть большой потенциал?
– Да! Я работал с некоторыми украинскими инженерами и компаниями. И да! Они чертовски крутые парни! Но иногда они движутся слишком медленно. И венчурный капитал здесь реально отстойный. Конечно, есть некоторые исключения. Но очень мало людей, которые действуют и мыслят так же быстро, как и в Долине. И это убивает многие инновации. Они задают реально дурные вопросы, и это только демотивирует предпринимателей.

 

– В Вашем инкубаторе Вы даете деньги стартапам?
– Конечно. Это же наш стиль работы. Я не ожидаю, что эти парни будут жить ни за что. Мы даем им некоторую сумму для запуска. А потом мы помогаем идти дальше и поднимать еще больше денег. Мы даем 25 тыс. долларов, и они заканчивают с 50 тыс. до 1,5 млн. в течение 6 месяцем нашей программы

 

– Не планировали запустить еще какую-то компанию помимо инкубатора?
– Я создал две компании и получил два выхода из этих компаний. Я помогал запускать многие компании в рамках инкубатора. Управлять компанией действительно сложно. Если я решу запускать новую компанию, мне придется заниматься миллионом вещей. И в итоге, я в какой-то момент подумаю: «Черт. Наверное, стоило присоединиться как кофаундеру». Сейчас я сконцентрирован на том, чтобы запустить много фондов по всему миру.

 

– Какие будут основные тренды в ближайшие 3 года?
– Есть парочка вещей, которые мне действительно нравятся. Мне нравятся физические вещи, и я люблю, когда комбинируют бизнес «старой школы» с онлайном. Я привлечен в компанию Ubro, суть которой в том, чтобы объединить службу такси с онлайн-присутствием. Я привлечен в Yourmechanic. Когда у тебя ломается автомобиль, ты объясняешь, что именно сломалось, и проект присылает к тебе механика, чтобы починить поломку. Совмещение двух миров.

И я слежу за девайсами, которые делают фото и собирают все больше и больше интересных данных. Я думаю, что будет больше стартапов, которые будут обрабатывать эти данные и делать некоторый анализ или предположения на их основе.
– Что Вы думаете насчет теории «fail fast»?
– Некоторые люди воспринимают ее слишком радикально и быстро сдаются. Но да, нужно попробовать все, что ты можешь, как можно быстрее. Не нужно бросать, пока не попытаешься. Но если ты изнурен и уже понятия не имеешь, что делать дальше, может, действительно, время что-то менять.

Я бы не бросал идею на протяжении от 6 месяцев до года.

 

– И последний вопрос. Что бы Вы, в целом, посоветовали предпринимателям?
– Первое: заткнись и делай. Второе: нанимай людей долго и увольняй быстро. Это грустно, но мне очень нравится этот принцип. А, в общем, просто не умирай! Ты работаешь над чем-то, потом ты итерируешь и пытаешься находить хороших людей вокруг себя. Если продолжать что-то делать, непременно произойдет что-то хорошее. Пока ты не начал над чем-то работать, у тебя нулевой шанс на успех. Просто продолжай пробовать что-то! И ты сообразишь, что нужно. Пока ты учишься, ты движешься к своей большой цели.

Алекс Бондаренко

 
 

Фото взято с сайта: http://data.gov.md/ru/692

 

Поделиться